Польза мужского рода

Как редакция N + 1 Ухань склоняла

Польза мужского рода

Если вас сильно волнует ситуация с новым коронавирусом, то, скорее всего, вы заметили, что разные издания склоняют слово «Ухань» (это, напомним, название города, где впервые была зарегистрирована вспышка вирусной пневмонии 2019-nCoV) по-разному. Споры о том, как правильно это делать, шли и у нас в редакции.

С одной стороны, за склонение по женскому роду ратовал словарь собственных имен, которому мы — со времен дискуссии о Помпеях — не очень верим; с другой — по мужскому склонять благозвучнее, но здравый смысл подсказывал, что это не самый надежный аргумент.

Споры становились все яростнее, обстановка в редакции накалялась, и мы решили, что пора поделиться вопросом о правильном склонении названия города Ухань с читателями.

Для начала, если вас удивляет, почему мы вообще решили всерьез озаботиться склонением одного-единственного (пусть и довольно часто употребляемого сейчас) слова, то должны признаться: вопросы, касающиеся «великого и могучего», нам обычно кажутся жутко интересными — даже если они, на первый взгляд, совсем мелкие.

Так, мы уже решали, что делать с родительным падежом от названия Помпеи, и когда-нибудь обязательно расскажем вам, как, по нашему мнению, правильно — «Брексит» или «Брекзит» (или даже «Брегзит».

В этот раз мы сразу же отнесли слово «Ухань» к мужскому роду — и договорились склонять его именно так. Аргументы у нас были такие: собственное чувство прекрасного (а точнее «ну, мне так благозвучнее»); то, что Ухань — это город (и на него падает тень склонения определяющего слова: где? — «в городе», где? — «в Ухане»); а главное, решение целого ряда других изданий.

Действительно, если воспользоваться точным поиском в Google, то склонение слова «Ухань» по мужскому роду используется в 12,5 миллиона запросов, а по женскому — в 0,6 миллиона. Следовать за большинством казалось нам хорошей идеей: в первой же новости про новый коронавирус мы отнесли «Ухань» к существительным второго склонения.

При этом мы прекрасно понимали, что, скорее всего, норма есть, и обратились за помощью к Грамоте.ру. Сайт сообщил нам, что слово «Ухань» — женского рода и склонять его надо как любое другое существительное третьего склонения (например, «лохань» или «Рязань»).

При этом Грамота.ру ссылается на один из десяти возможных справочников — «Словарь собственных имен русского языка» Флоренции Агеенко, последнее издание которого датируется 2010 годом.

Вырезка из словаря Ф. Агеенко «Словарь собственных имен русского языка»

Нас как адептов использования мужского рода при склонении слова «Ухань» и либералов в вопросах русского языка этот ответ не устроил. Мы прекрасно понимаем, что язык — живой: как его носители решат говорить, так и будет.

С другой стороны, радикалами мы себя назвать тоже не можем, поскольку принимаем во внимание, что нормы языка не меняются за пару дней и даже миллион случаев употребления редкого слова в различных СМИ — это еще не доказательство. Поэтому мы решили подкрепить свои предпочтения экспертными мнениями.

Журналист и филолог Марина Королева, автор книги «Говорим по-русски правильно», склоняется к тому , что слово «Ухань» — женского рода; при этом в своем телеграм-канале она ссылается на тот же словарь Агеенко и уточняет, что это только теория.

«Что тут можно сказать? Однозначности в этом вопросе нет. Ну, нет ее! А раз так — то как конкретные СМИ договорятся, так и будет,» — пишет Королева.

Карточка «Бюро Марины Королёвой»

Ведущий сотрудник Института русского языка имени Виктора Виноградова РАН Елена Лазуткина в разговоре с N + 1 настаивала на то, что «Ухань» надо склонять как «пень» (то есть по мужскому роду).

Другой ведущий научный сотрудник того же института Ирина Левонтина посоветовала нам обратиться к Национальному корпусу русского языка. По слову «Ухань» там числится 20 вхождений.

Первый же пример — доклад Сталина о международном положении СССР от 1927 года: в нем Генеральный секретарь ВКП(б) делает выбор в пользу мужского рода, однако в именительном падеже единственного числа использует форму «Ухан», что, по-видимому, дает меньший простор для лингвистического творчества.

В остальном в корпусе встречается и тот, и другой варианты, а самый старый, датируемый 1831 годом, настаивает, что это слово женского рода.

Елена Шмелева, заместитель директора по научной работе и ведущий сотрудник ИРЯ РАН, с одной стороны, тоже сослалась на словарь Агеенко, а с другой — посоветовала принять во внимание мнение китаистов.

Мы последовали ее совету: так, пособие по транскрипции «Китайские имена собственные и термины в русском тексте» востоковеда Льва Концевича делает выбор в пользу склонения по мужскому роду: «Названия городов, уездов, округов, островов, горных хребтов (и гор), проливов следует склонять как имена мужского рода по склонению образа зверь».

Вырезка из пособия Л. Концевича «Китайские имена собственные и термины в русском тексте. Пособие по транскрипции»

Елена Шмелева прислала нам также выдержку из словаря-справочника «Географические названия: Прилагательные, образованные от них. Названия жителей» Евгения Левашова: там у слова «Ухань» тоже мужской род.

Вырезка из словаря Е. Левашова «Географические названия. Прилагательные, образованные от них названия жителей»

В целом, мнения разделились, но все же очевиден перекос в пользу мужского рода — как в словарях и профессиональной среде, так и у тех, кто этим словом сегодня активно пользуется. Отныне мы вполне правомерно будем полагать, что слово «Ухань» — мужского рода.

А для тех, кто все еще сомневается, к какому лагерю примкнуть, приведем полезный совет того же Льва Концевича. В своем пособии он пишет, что китайские топонимы, заканчивающиеся на -нь, лучше вообще не склонять.

Чтобы воплотить этот совет в жизнь, можно всякий раз добавлять слово «город»: это избавляет многострадальный Ухань от лишних склонений.

Источник: https://nplus1.ru/blog/2020/02/03/wuhan

Поздние роды: польза или вред для организма женщины?

Польза мужского рода
4 Июнь 2016       admin       страница » Общее      7522

Поздние роды — событие в жизни женщины, вызывающее множество споров. Продлевают ли они ее годы или вконец разрушают здоровье? У таких мам появляются гениальные малыши или, наоборот, тяжелобольные дети с пороками сердца и синдромом Дауна? Попытаемся найти ответ.

Ким Бэйсингер стала мамой после сорока. Мадонна решилась на первые роды в 36, но не остановилась на достигнутом и через пять лет подарила дочери братика.

Ходят слухи о новой беременности Джулии Робертс, которая уже явила миру двойняшек, будучи 37-летней. Ведущие топ-модели Клаудиа Шиффер и Синди Кроуфорд немного отстали, став мамами в 34 и 35 соответственно.

Запад будто сошел с ума: рожать раньше 30 считается непрактичным. Сначала надо сделать карьеру, состояться, а потом уж заводить детей: такова логика тамошних женщин.

Наши знаменитости стараются не отстать: Елена Яковлева, Елена Проклова, Лариса Гузеева, Лолита Милявская созрели для материнства, когда им было далеко за 30. И никто уже не изумляется их геройству.

Как-то само собой стало считаться, что для звезд это естественно: у них же времени на это раньше не было, а медицина сегодня творит чудеса. Так ли это? И правда ли, что обычная женщина «бальзаковского» возраста, решившая завести ребенка, сильно рискует?

ВПОЛНЕ СЕРЬЕЗНЫЕ ОПАСЕНИЯ

Да, статистика поздних родов со стороны выглядит несколько пугающей: например, вероятность синдрома Дауна и других генетических «поломок» для 30-летних рожениц возрастает в 12-14 раз.

Дети с пороками сердца рождаются в пять-шесть раз чаще, чем у 20-летних.

Но диагностика на самых ранних сроках беременности позволяет сегодня вовремя выявить и это неизлечимое заболевание, сообщает Еros.rin.ru.

Однако важно знать и другое: с возрастом «причуды генов» бывают не только в «плохую» сторону, но и в хорошую. Ученые спорят о гене гениальности, но жизнь упрямо свидетельствует: поздние дети каким-то неизвестным науке образом усваивают опыт родителей и действительно чаще бывают талантливее и успешнее, чем их сверстники, имеющие молодых пап и мам.

Вероятно, как считают психологи, все дело в воспитании: зрелые родители, общаясь с малышом, способны научить его куда большему, чем 20-летние, которым самим еще учиться да учиться.

— Если женщина практически здорова, у нее нет гипертонии, ожирения, диабета, порока сердца и других тяжелых заболеваний, то она вполне может рожать и после 40, — считает главврач Всероссийского центра планирования семьи и репродукции человека РАМН, доктор медицинских наук, профессор Андрей Акопян. — Но при одном важнейшем условии — строгий медицинский контроль во время беременности.

Считается, что причина частых осложнений беременности и родов у женщин после 35 лет — структурные изменения в организме. Иногда они не могут родить в срок, случается то перенашивание, то, наоборот, младенцы рождаются недоношенными. Почему? Врачи сами еще не знают точного ответа, ссылаясь на то, что в этом возрасте обостряются многие хронические заболевания.

Но если в юности вы вели и продолжаете вести здоровый образ жизни, серьезными недугами не страдаете, то и ваша «поздняя» беременность будет протекать почти так же, как у 20-летней барышни.

ПОЗДНИЕ РОДЫ ПРОДЛЕВАЮТ МОЛОДОСТЬ?

— То, что роды омолаживают женщину, — легенда, — считает профессор Акопян. — В любом возрасте, вынашивая плод, а затем претерпевая родовые муки, женщина переживает тяжелейший стресс. И в то же время беременность в любом возрасте раскрывает все потенциальные возможности организма.

Рожать боязно всем женщинам. Если перерыв между родами более десяти лет или в 35 это происходит впервые, врачи обычно внушают: предпочтительнее кесарево сечение. Многие переносят эту операцию и дважды, Жаклин Кеннеди родила таким образом троих.

Но такой подход не совсем корректен. Делать ли операцию — вопрос, который, за исключением редких патологических случаев, не может и не должен решаться загодя. Это может определить акушер-гинеколог непосредственно перед родами.

Существует мнение, что роды в 40 лет продлевают жизнь женщине. Есть ли в подобном утверждении доля истины?

Бесспорно, ребенок наполняет ваше существование особым смыслом. В этом смысле — да, жизнь у таких мам после 40 только начинается. Включаются резервы организма: ведь мать, которой еще предстоит вырастить ребенка, дать ему образование, не имеет права расслабляться, часто болеть. Поэтому поневоле молодость у нее растягивается, а здоровье становится крепче.

Физиологический механизм этого процесса во многом непонятен, однако факты именно таковы.

РОДИТЕ В СОРОК — ДОЖИВЕТЕ ДО СТА?

Интересное исследование провели в Великобритании на основе истории аристократических семей за 1200 лет. В ней зафиксированы, в частности, даты рождения детей и возраст рожениц. Проанализированы записи о более чем 13 тыс. женщин, живших с 740 по 1875 г.

Те, кто обзавелся первым ребенком в позднем возрасте, естественно, имели меньше детей. Но оказалось, что они и жили значительно дольше, чем молодые матери.

«Средний возраст первой и второй групп разнился почти на 15 лет, — отмечает руководитель исследования, доктор биологии Стивен Стонхендж. — Мало того: по нашим наблюдениям, впервые родившие в сорок имеют высокий шанс сами дожить до ста. Это уже не первое доказательство подобной взаимосвязи, хотя причины пока не известны».

По словам доктора Стонхенджа, гены таких женщин содержат некий секрет долголетия, раскрыв который, ученые смогли бы научиться управлять продолжительностью жизни.

«Это поможет тем, кто быстро стареет и имеет серьезные нарушения, например, болезнь Альцгеймера, рак, инфаркт, мозговые недуги, — продолжает ученый.

— Интересно, что физические упражнения, диета, контроль за употреблением алкоголя или курением тоже удлиняют жизнь, но несущественно — в среднем на пять-десять лет, тогда как «хорошие» гены растягивают земной путь на 30 и более лет. Причем они уменьшают риск серьезных болезней.

Интересно также, что среди столетних вчетверо больше женщин, рожавших в возрасте 40 и более лет, т.е. имеется явная корреляция между долголетием и поздними родами».

БЕРЕМЕННЫЕ ЖЕНЩИНЫ ГЛУПЕЮТ?

Согласно общепринятому мнению, рождение ребенка притупляет умственные способности женщины. Это еще один предрассудок, из-за которого многие боятся пойти на подобный шаг.

— Формы специфического поведения беременной женщины являются следствием изменения формы и размера некоторых зон мозга, — рассуждает акушер-гинеколог высшей категории Михаил Белоусов. — Во время вынашивания плода и кормления грудью происходят бурные гормональные изменения. И некоторым кажется, что женщина «поглупела». На самом деле это не так.

Наоборот, она обретает новую способность к обучению и запоминанию! Природа организовала все таким образом, что беременная и кормящая женщина должна сосредоточить все свои интересы на самом главном для нее — ребенке. Все остальное — работа, карьера, деньги — должно уйти на задний план.

Вот почему она и может допускать на службе множество промахов и ошибок, ранее ей несвойственных — просто это стало для нее не столь важным.

Научные сотрудники Ричмондского университета Крег Кинсли и Келли Ламберт, открывшие этот механизм, пишут в статье, опубликованной в одном из последних номеров журнала «Нэйчур»: «Материнство дает мозгу женщины толчок к развитию. Ему приходится развиваться, чтобы соответствовать новым требованиям. В этот период деятельность мозга является наиболее активной, женщина использует его возможности в более полной мере, чем обычно».

Так что и эта легенда не соответствует действительности. Беременная женщина становится не глупее, а во многом умнее. Просто не стоит пытаться обмануть природу и совместить все на свете. Лучше сделать одно дело хорошо, чем много дел — плохо…

Источник: MIGnews.com.ua

Несите в мир свет и добро – поделитесь с друзьями

    беременность, поздние, роды     

Источник: https://zdravie.pp.ua/pozdnie-rody-polza-ili-vred-dlya-organ.html

Вкусное кофе и дОговор. Вопиющая безграмотность или будущее языка?

Польза мужского рода

«Двоечники могут ликовать! Кофе теперь среднего рода, а договОр стал дОговором. Министерство образования в 2009 году узаконило ошибки и непоправимо испортило русский язык. Что теперь будет со всеми нами?»

Знакомые рассуждения?

Прошло больше десяти лет, но «благодаря» громким статьям в СМИ многие до сих пор уверены, что в 2009 году произошло нечто ужасное и безграмотность стала нормой.

Но правда в том, что всё описанное выше в патетичной цитате – раздутая газетная утка.

Разбираемся, что случилось на самом деле.

Это вообще законно?

Конечно, никто не издавал специальных указов о том, что кофе теперь должен употребляться в среднем роде. 1 сентября 2009 года в силу вступил приказ Минобрнауки, всего лишь включающий перечень рекомендованных словарей (и не запрещающий использование других). Среди них были «Орфографический словарь» Букчиной, Сазоновой, Чельцовой и «Словарь ударений русского языка» Резниченко.

Журналисты увидели в орфографическом словаре рядом со словом «кофе» запись «м. и с.» и вариант дОговор без помет. И понеслось…

«Орфографический словарь» Букчиной, Сазоновой, Чельцовой (издание 2008 года)

Между тем в словаре Резниченко из того же «приказного» списка рядом с дОговором стояла помета «разг».

А это значит, что использовать такой вариант допустимо только в разговорной речи, в непринужденной обстановке, но никак не в текстах и выступлениях, которые должны соответствовать строгой литературной норме – в их число, кстати, входят школьные сочинения и ответы у доски, так что двоечникам радоваться всё же не пришлось.

И в случае с «кофе» тоже: в орфографическом словаре Букчиной статьи о «кофе» и «договоре» были быстро отредактированы (ударение дОговор и вовсе оказалось опечаткой). Уже в издании 2011 года они выглядят так:

Издание «Орфографического словаря» Букчиной 2011 года

Кстати, в словаре Букчиной 2008 года попытка убрать помету «разг.» у «кофе» среднего рода была предпринята не впервые. Еще раньше это произошло в «Толковом словаре русского языка» Д. В. Дмитриева в 2003 году, но этого никто не заметил, а словарь с тех пор не переиздавался.

«Но в разговорной-то речи говорить «дОговор» и «вкусное кофе» теперь разрешили! А вот в наше время могли подписать только договОр и пили только настоящИЙ кофе!» – утверждают особо решительно настроенные граждане.

Что ж, посмотрим, что о договоре и кофе говорит авторитетный в советские годы словарь Ушакова (откроем первое издание 1935–1940 годов):

Кофе среднего рода присутствует с пометой «разговорное». У «дОговора» помета «просторечное», но слово тоже есть в словаре, что само по себе показательно

Скажи мне, какого рода кофе, и я скажу, кто ты

Интересно и вот что: почему к словам «кофе» и «договор» приковано столько внимания? Почему в 2009 году журналисты сразу стали искать в словарях именно их?

Дело в том, что это не просто слова. Это так называемые социолингвистические индикаторы – языковые единицы, указывающие на социальный статус и образованность говорящего.

https://www.youtube.com/watch?v=ox1jbXWYHiU

Употребить слово-индикатор не так, как положено с точки зрения строгой литературной нормы – значит, по мнению многих, расписаться в собственном невежестве.

Нужно понимать, что определенные употребления слов становятся показателями высокого социального статуса и культурного уровня не потому, что они с точки зрения языка «лучше» или логичнее. Наоборот, часто они языковой логике противоречат – и именно знание «исключений» считывается окружающими как показатель грамотности.

Не будь эти слова индикаторами, связанные с ними нормы давно изменились бы. Проще говоря, если бы образованные люди не договорились, что «вкусное кофе», «звОнит» и «дОговор» могут говорить якобы только неграмотные простолюдины, эти употребления давно бы стали приоритетными.

Давайте разберемся, почему.

В начале было кофе

Есть очень распространенное заблуждение, что слово «кофе» сначала произносилось как «кофий», именно поэтому у него и должен быть мужской род. В действительности же «кофе» было первым, а «кофий» (или «кофей») появился чуть позже по аналогии с «чай».

И да, это не оговорка: «кофе» действительно былО первым. Впервые оно появилось в 1665 году в рецепте, который прописал лекарь Самюэль Коллинз монаршему пациенту – царю Алексею Михайловичу: «Вареное кофе, персиянами и турками знаемое и обычно после обеда принимаемое, изрядное есть лекарство против надмений, насморков и главоболений».

Второй такой же несостоятельный аргумент в пользу мужского рода у кофе – аналогия со словом «напиток». Да, иногда родовые понятия влияют на род: бри мужского рода, потому что это сыр, кольраби женского, потому что это капуста… Но правило это нестрогое, исключений из него порядочно. Если говорить о напитках, то среднего рода слова «какао», мужского и среднего – «виски» и «бренди».

Колебания рода у «кофе» были всегда, как и у многих заимствованных слов. Не брезговали средним родом и классики:

– «Зато мы с итальянцем пьем в день чашек по десяти кофе, которое везде находили» (Н. М. Карамзин. Письма русского путешественника, 1793)

– «Кофе в чашке стояло на письменном столе» (М. А. Булгаков. Записки покойника, 1936-1937)

– «Предметы вывоза – марихуана, // цветной металл, посредственное кофе» (И. Бродский. Заметка для энциклопедии, 1975)

Другие несклоняемые существительные давно приобрели в русском языке средний род, хотя многие из них сначала употреблялись в мужском: например, пианино, фортепиано, купе, жабо, пальто и какао:

– «Квартиру она нашла премиленькую приобрела восхитительную каретку, прелестный пианино» (И. С. Тургенев. Дворянское гнездо, 1856-1858)

– «А теперь позвони-ка, пожалуйста, брат Николай Петрович, мне пора пить мой какао» (И. С. Тургенев. Отцы и дети, 1862)

Возможно, многие помнят, как легко и безболезненно поменялся род у «метро», которое тоже было мужского рода в качестве сокращения от «метрополитен». В тридцатые годы даже выходила газета под названием «Советский метро».

Сопротивляется только кофе. Точнее, не он сам, а бережно охраняющие мужской род пуристы.

Мы так не договаривались

В словах мужского рода, которые оканчиваются на согласный, давно идет процесс сдвига ударения к началу слова. Старые нормы произношения: воздУх, возглАс, призрАк, климАт, конкУрс, насмОрк, скульптОр, фундамЕнт. Но если кто-то так скажет сейчас, мы посмотрим на этого человека с недоумением.

А вот договОр пока остается приоритетной нормой. Тем временем дОговор постепенно проникает не только в речь, но и в стихи:

Но ты не пугайся. Я договор наш не нарушу.
Не будет ни слез, ни вопросов, ни даже упрека. 

(О. Берггольц. «Ничто не вернется. Всему предназначены сроки…», 1949)

Известный лингвист К. С. Горбачевич в статье «Дано ли нам предугадать? (О будущем русского языка)» писал: «Можно ожидать, что в будущем установится именно такое произношение: до’говор, тво’рог, пла’нер и т.п. Хорошо это или плохо? Автору этих строк новое ударение режет слух.

Но что стоят вкусовые оценки перед объективными закономерностями развития языка!

Ведь многое, что казалось разрушительным для языка и вызывало гневное осуждение, впоследствии оказывалось необходимым и даже благодетельным».

По ком звонит языковая логика

Еще одним индикатором безграмотности считается слово «звОнит». Но и оно появлялось в текстах известных авторов:

– Нежно под трепетом ангельских крыл
Звонят кресты безымянных могил.

(С. Есенин. «Синее небо, цветная дуга…», 1916)

– Отовсюду летят и мчатся,
Звонит провод, скрипит подпруга, –
Это стягиваются домочадцы,
Что не знали в лицо друг друга.

(Н. Асеев. «Русская сказка», 1927)

И появление варианта «звОнит» с точки зрения языковой логики тоже вполне оправданно. Многие глаголы затронул процесс переноса ударения на основу: раньше говорили «грузИт», «варИт», «катИт», «курИт», «платИт», но теперь ударение сместилось.

В некоторых глаголах перенос ударения еще не завершился. Например, строгой литературной норме до сих пор соответствуют только варианты сверлИт и включИт, но, если кто-то скажет «вклЮчит» или «свЕрлит», почти никто на это не обратит внимания. Но стоит кому-то сказать «звОнит», как на его голову посыплются упреки.

Правильные ударения как социальная функция

Как видим, употребления «дОговор», «звОнит» и «вкусное кофе» – это не порча языка, а следование логике его развития, стремление к стройности его системы.

Тем не менее призыв отказаться от слов-индикаторов и всем срочно перейти на «дОговор» и «звОнит» – другая крайность. Всё же слова-индикаторы выполняют важную социальную функцию – помогают отличить «своих» от «чужих» и служат средством самовыражения. Как одежда, макияж или соблюдение правил этикета.

Но ярым пуристам нужно понимать, что стремление языка к унификации и логичности очень сильно.

Скорее всего, кофе среднего рода, дОговор и звОнит со временем вытеснят нынешнюю норму.

И в этом не будет ничего страшного или фатального. С языком ничего не случится – как не случилось тогда, когда метро сменило род, а курИт и фундамЕнт – ударение.

Впрочем, если это и произойдет, то явно нескоро. Никакого «дня икс», когда с выходом приказа Минобрнауки изменились нормы, не было. Все авторитетные словари (в том числе новые издания того самого орфографического словаря Букчиной) как ставили еще с советских времен, так и продолжают ставить стилистические пометы возле «кофе» среднего рода и «дОговора».

Так что пуристы могут спать спокойно. До поры до времени.

Источник: https://www.pravmir.ru/vkusnoe-kofe-i-dogovor-vopiyushhaya-bezgramotnost-ili-budushhee-yazyka/

Добрый Доктор
Добавить комментарий